Главная / Здоровье / Аборт / Аборт – моральная сторона вопроса

Аборт – моральная сторона вопроса

Делать аборт или рожать Рожать женщине или сделать аборт может только она сама и никто, кроме нее, не вправе решать этот вопрос.  Согласие на прерывание беременности должно исходить только от самой беременной. Большинство граждан, согласно статистике, придерживаются именно этой позиции. Позиция некоторых исповедует противоположный взгляд: «Аборт это не что иное, как  убийство! Аборты необходимо запрещать законом. Забеременела – рожай. И точка! А может вопросительный знак все-таки?

Распространенное утверждение, что, человек сразу является человеком с самого момента зачатия, является все же гиперболой.
Шишка – это шишка, а ель – это ель. И доказывать, что не посадить семя – одно и то же, что и спилить дерево – нелепо. Шишка может стать елью. Оплодотворенная яйцеклетка – тоже сможет стать человеком. Только она – не человек. Конечно, трудно логически доказать, чем вакуум первых недель беременности разнится с применением противозачаточных средств или отказом от секса. Потому что все это, по сути, только лишь отступ от объективной возможности родить ребенка.Негласно это подтверждает и церковь,она не благоволит ни абортам – медицинскому прерыванию беременности, ни контрацептивам, ни презервативам, ни даже сексу ради секса. Все это грех…

В рассуждениях одного священника прослеживается логичная мысль:стоит нарушить человеку только одну заповедь, он автоматически нарушает следующую– как только восторжествовала сексуальная революция, стала допустима смена сексуальных партнеров, многие государствам были вынуждены на законодательном уровне разрешить аборт. И здесь нужно с ним согласиться если ни в оценке, то уж, по сути, точно – нельзя перестраивать фундамент, не перестраивая весь дом! Внебрачные связи сотню лет назад были редкими исключениями, а тем более аборты.

Проблема внеплановой беременности раньше могла возникнуть лишь в исключительных ситуациях. Сейчас же исключение стало закономерностью. Можно сколько угодно вопрошать: «Куда мир катится?» только он не двинется в обратном направлении. Он движется вперед и требует новых подходов: постройки новых законов, нового общества и нового дома, в котором будут новые взгляды. Утверждение того что «женщина не имеет права делать аборт» – лишь повторяет тезис столетней давности, забыв, что и в те годы подобному утверждению прилагалось еще и: «женщина не имеет права голосовать на выборах»; «не может без разрешения мужа путешествовать»…

Полное бесправие, однако, предоставляло важное право – исходя из своих «немощей», ее и детей полностью будет обеспечивать муж или отец. Как раз тут фундамент кардинально перестроен. Женщины теперь свободны. У многих теперь нет мужей. У некоторых нет никого вообще, они вынуждены, заботятся о себе сами, ни на кого не надеясь. Теперь помогать женщине никто не должен. Получается, и их обязанности сняты.

Никто не имеет права мешать им, выживать в этом мире. Они воюют с ним один на один, а если нежелательная беременность будет мешать… то здесь мы упираемся уже в другую неразрешимую философскую дилемму: что важнее – дать жизнь одному человеку или отобрать свободу у другого? Кто решится произнести слова, что, вырастить ребенка легко? Девять месяцев вынашивания и всю дальнейшую жизнь ребенок непрестанно требует не только вложения денег и физических сил, но времени и сил душевных. Это как минимум сложная и ежедневная работа. А если эта работа еще и не желанная, то это уже пытка. Бесплатно и против воли работают только рабы.

Не так давно рабство существовало и у нас, оно представлялось настолько само собой разумеющимся, что предложение о его ликвидации многие восприняли как вопиющую нелепость: «Это незыблемая традиция! С какой стати?» Так же выглядит и деторождение с абортами. Тысячелетиями женщины безропотно это делали – это было нормой, такой же удобной, как рабство. Никому даже не интересно – чего стоит женщине подобная жертва, возместит ли кто ее, и в принципе обязаны ли они нести этот крест?

150 лет назад отменили рабство, рабское  положение  женщин, не имеющих права воздержаться от воспроизводства потомства, – меньше ста лет назад. Есть основания верить, что вопрос: в праве женщины пользоваться  своим  выбором вскоре так же не будут даже обсуждать. Как и тему «можно ли держать крепостных? » А покаобязанность рожать все еще стоит на повестке днякак закон, от которого женщина уклоняется исключительно от лени и эгоизма. Словно речь идет о минутной сдаче анализа или, в конце концов, сдаче донорской крови, а вовсе не о жертве, ценою в собственную жизнь. Кому можно ее судить?

Если аборт убийство,  как часто приходится женщине, выбирать между убийством физическим и самоубийством социальным? Только тем, кто ответил на второй философский вопрос: «Лучше прожить жизнь, будто не жил или не родиться вообще?» Можно ли скажите заставить кого-то совершать подвиг или это дело добровольное? Если вдруг завтра вы обнаружите себя связанным с другим человеком и услышите: «Ему без вас не прожить», – станете ли вы это терпеть хотя бы девять месяцев? Или может, вы воскликните: «Вы меня спросили?!» Пусть и во имя спасения чьей-то жизни, согласны ли вы, предоставить свое тело прямо сейчас для опытов, рискуя своим здоровьем, своей жизнью, карьерой, работой, в конце концов, еще и оплачивать эти эксперименты?

Сколько найдётся таких энтузиастов? Женщины же обязана соглашаться на это всегда и в любой жизненный период! Тезис столетней давности: «Детей необходимо рожать по закону!». Только произносящие его, почему то забывают: теперь женщины и мужчины равноправны. Если женщину можно обязывать рожать, чтобы спасти жизнь – значит, можно любого свободного человека обязывать против воли ее отдавать (хотя бы!) девять месяцев ради спасения чужой. В чем заключается разница между беременностью желанной и нежеланной – она точно  такая же, как разница между первой ночью любящих людей и изнасилованием.

Единственный способ это понять, для особей мужского пола, что может чувствовать женская, узнавая о нежеланной беременности так это наглядно представить себя, мужчину, который стал жертвой извращенного сексуального насилия. Потому что изнасилование – это далеко не только физическая, это и сильная психологическая травма, это полное крушение мира. Многие ли, имеющие возможность, защищая свою честь, отправили пулю в лоб насильнику, вспомнят в ту минуту, ведь человеческая жизнь венец всего? И предпочтут отдать себя в жертву? Аборты на поздних стадиях, наверное, можно приравнивать к убийствам, и это весьма серьезное обвинение.

Только мало кто, вправе обвинять других. Имеет ли право человек, в ответ на воззвание о помощи спасти жизнь ребенку – отказавшийся пожертвовать рубль, осуждать женщину, не желающую жертвовать ради ребенка свой жизнью? И мы убиваем, отказываясь дать деньги обездоленному, отворачиваясь от нуждающихся в помощи.

Ни одна сотня людей зависит от нашего выбора, только почему то никто нас не тащат насильно отдавать кому-то свои кровные, тяжелым трудом нажитые.Общество допускает за нами выборне становиться героями, не жертвовать и даже быть равнодушными… Здесь стоит разделение: жизнь одного и свобода другого? Это уже третий неразрешенный философский вопрос. Тут никто не сможет дать однозначный ответ. «Потому, могу дать один лишь совет. Не позволяйте никому решать за себя. Каждый выбирайте свою судьбу только сам.